Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Для атаки на Севастополь Украина использовала методы эпохи парусов

25 марта 2023
1 621

Для атаки на Севастополь Украина использовала методы эпохи парусов

Ордена Мужества получили российские девушки-военнослужащие, отразившие атаку украинских беспилотников в Севастополе. Благодаря умелым действиям Черноморского флота, угроза надводных беспилотников ВСУ была вовремя ликвидирована. Однако насколько опасны такие устройства в принципе – и что нужно для полной защиты от них?

Первый раз Украина атаковала Севастопольскую гавань еще 29 октября 2022 года. Они использовали несколько безэкипажных взрывающихся надводных аппаратов с дистанционным управлением – таких же, которые использовались при последнем нападении.

Им удалось прорваться в гавань, когда боны (ограждающие устройства) были открыты. Украинские пропагандисты воспели эту атаку как новое слово в военном деле. В «Википедии» они старательно поддерживают версию о том, что атака повредила три корабля, включая фрегат «Адмирал Макаров». Повторно украинцы провели атаку 22 марта 2023 года. На этот раз все их дроны были уничтожены.

Что представляет собой украинский «дрон»? Это по сути взрывающийся катер. Он управляется дистанционно, получая команды и отправляя данные оператору посредством спутниковой антенны, по всей видимости, через систему «Старлинк». Оператор, находящийся на суше, получает координаты катера, данные о его курсе и скорости и картинку с как минимум носовой, а возможно, и других телекамер. Запас хода катера превышает 100 километров, а скорость исчисляется десятками километров в час.

Это несложное изделие с понятной моделью применения. Оно недорогое и может массово производиться где угодно. В конце первой четверти XXI века мы снова столкнулись с де-факто брандером.

Возвращение брандера

С исторической точки зрения такие «дроны» – не что иное, как реинкарнация брандера (от немецкого слова brand – огонь, пожар). В парусной эре брандерами назывались специальные корабли, начиненные быстровоспламеняющимися веществами и предметами или примитивными пороховыми зарядами большой (по тем временам) мощности. Задачей экипажа брандера было на ходу врезаться в строй кораблей противника или на их стоянку, с помощью крюков и канатов зацепиться за один или несколько кораблей, после чего экипаж должен был поджечь брандер и покинуть его.

Брандеры утратили то значение, которое имели, к массовому перевооружению флотов на паровые корабли, однако полностью не исчезли. Брандерами стали называть суда, задача которых состояла в том, чтобы заблокировать своим корпусом фарватеры в атакуемой базе. Так японцы пытались действовать в 1904 году в начале нападения на Русский флот в Порт-Артуре.

ХХ век породил такую реинкарнацию классического брандера, как взрывающийся катер. А также такой его подвид, как радиоуправляемый взрывающийся катер, по сути – дрон. Все эти средства применялись в ходе Второй мировой войны.

Например, в начале Великой Отечественной Черноморский флот ВМФ СССР пытался применять самые на тот момент высокотехнологичные «брандеры» – взрывающиеся катера с радиоуправлением с самолетов. Переоборудованные торпедные катера с большим зарядом взрывчатки подводились к вражеской базе, затем экипаж снимался с них, а дальше они шли к цели по командам оператора на борту специального самолета МБР-2ВУ (ВУ – «волновое управление»).

К сожалению, ни одна атака не была успешной. Остается только пожалеть, что этот опыт не удалось развить – работы для таких катеров нашему флоту хватило бы.

После Второй мировой войны уцелевшие к тому моменту взрывающиеся катера итальянского производства применяли израильтяне, атаковав ими несколько египетских судов в Красном море. В каком-то смысле под «брандер» можно подтянуть катера со взрывчаткой, которые могут использовать террористы, как, например, в случае с атакой на эсминец ВМС США «Коул» в 2000 году.

И вот теперь применением брандеров против России хвастается Украина.

Реальная эффективность и методы борьбы

Придется остудить пыл украинских пропагандистов. Те результаты атаки 29 октября 2022-го, о которых сообщила украинская сторона, существуют только в воображении обывателей.

Да, ущерб был нанесен. Но он был куда меньше, чем заявлен. А вторая атака на базу в Севастополе, произошедшая на днях, и вовсе закончилась провалом. Дроны-камикадзе не смогли даже подойти к своим целям – они были уничтожены огнем стрелкового оружия. 24 марта военнослужащие, не пропустившие вражеские дроны, получили ордена Мужества.

Не стоит всерьез воспринимать песни украинской пропаганды о чуть ли не историческом значении этих атак. Нет, это просто брандеры с типичной для брандеров эффективностью. Она не нулевая, но куда меньше, чем хотело бы командование ВМСУ.

Значит ли это, что можно расслабиться и пренебречь угрозой? Нет. Во-первых, эти аппараты представляют собой угрозу для мирного судоходства. И пока никаких профилактических мер против них не принимается. Во-вторых, пример первой атаки показывает, что шансы на успех у них есть. Срывать атаки такими аппаратами можно, но нужно быть готовыми.

В частности, Черноморскому флоту стоило бы увеличить число боновых заграждений. Даже если украинцы будут подрывать их, жертвуя взрывающимся катером ради прорыва, то, во-первых, несколько взрывов – это однозначная утрата внезапности, во-вторых, они покажут направление, по которому идут к цели. Далее с нашей стороны все сведется к готовности вести прицельный огонь по выявленным целям, обнаруживать эти цели и поражать их. Как показало 22 марта, это возможно.

Какие еще могут применяться технические меры для защиты кораблей и баз от таких нападений? По идее, необходима замена части тумбовых пулеметов на кораблях на дистанционно управляемые модули с качественным прицелом, со стабилизированным наведением и сопряжением с корабельными радиолокаторами. Оператор, получив сигнал от радиолокатора, сможет на большом расстоянии обнаружить дрон и поразить его точной пулеметной очередью. Вместе с боновыми заграждениями и дисциплинированным несением вахты это сведет опасность от украинских дронов-брандеров к приемлемо малой.

А вот гражданский сектор и судоходство – это уже другая история. Защищать нужно слишком много. Решения, конечно, есть и здесь, но их эффективность будет осложнять масштаб поставленной задачи.

Хотя, по правде говоря, есть и универсальное решение. Черчилль как-то сказал: «В море есть две линии обороны. Одна проходит по базам противника, другая по вашим». Будет ли на Черном море опасность атаки украинских дронов-брандеров, если Украина утратит выход к морю вообще?

Поделиться: